взгляд как бы со стороны

«магический / мистический реализм», «внутренние ландшафты», «вертикальные квадраты» и другие загадочные слова, ничего не говорят о самих работах, не картинках в интернете а отпечатках, только напускают ещё больше тумана. Я живу в этом мире, в мире моих работ (в мире мистических вертикальных квадратов, ага) и мне не надо его именовать. Те же кто не являются мной, я не знаю что именно они видят … нет, то что видят глазами ещё как-то могу представить … а вот что они видят сердцем.

какое-то время назад моя подружка, подружка пожелавшая остаться анонимной :) написала небольшой рассказ о том, как они со мной и фотоаппаратом ходила на этюды, представляю его вам:

===========
Я сижу и пью кофе со своей подругой. В каком-то торговом центре. Точнее, я пью кофе, а она ест мороженое. Я не не то, чтобы люблю кофе, просто всё остальное я люблю ещё меньше. Чувствовать себя снобом даже не вслух ненавижу, но приходится, просто чтобы не чувствовать себя глупо, потому что это я люблю ещё меньше. Впрочем, некоторые люди продолжают меня любить, а я продолжаю любить их.

С подругой мы почти не разговариваем. Не потому что понимаем друг друга без слов, а потому что не умеем разговаривать. Мы когда-то умели решать уравнения, а вот разговаривать — нет. Мы просто сидим и греемся в обществе друг друга. Время от времени улыбаясь. Уравнения уже давно ушли из наших жизней, впрочем, это означает, что возвращение не за горами, но тут не о них. Просто других тем для разговоров так и не появилось. Иногда правда, мы рассказываем друг другу анекдоты. По традиции совсем не смешные.

Она здорово изменилась за годы нашей дружбы. Я — тоже. Но молчим мы по-прежнему. Впрочем:
— Что ты думаешь о погоде?
— Погода — отличная. — Улыбка. Молчание.
— Ты чем занимаешься?
— По-прежнему.
— А ты?
— Тоже.
— Ну и как?
— Нормально. Я тут подумала вот о чём. — Я тут главная по началу разговоров, похоже. — В общем, я подумала, что раз уж так всё сложилось, то как раз есть возможность… в общем, ну знаешь, этот вечный спор — наука и искусство. Вот это вот всё. Я вот подумала, что, наверно, не должно быть такого разделения, и, знаешь, подумала, что я могла бы попробовать поделать что-то творческое. Ну там порисовать, или, например, там, музыку. Просто так: почувствовать. В общем, это конечно, совершенно другое, хотя, безусловно, какие-то способности, в том числе просто мозг это развивает потрясающе. В общем, я познакомилась тут с одним парнем, он фотограф. Пейзажи снимает. Ну вот. Гуляю с ним иногда хожу. Он предложил нам посотрудничать. Я в качестве модели. Знаешь, это, в целом, так неожиданно трудно оказалось. Даже если про себя, и что я там чувствую и делаю, не говорить. Я что заметила — вот некоторые места, вот они у тебя под носом. Допустим, ты даже бы сам никогда бы сюда не попёрся, потому что даже не подумал бы. Это ещё как-то. Хотя это уже, понимаешь — процесс другой. А бывает, что место вполне тебе знакомое. И ты понимаешь, что был и не раз, может быть. А такого вот не помнишь про него. Или скорее даже — таким его никогда не видел. Ну я же ученый. —Улыбаюсь. Потому что это шутка. — В общем, я потом снова прихожу, а там нет того, что было. Хотя, конечно, это место для меня уже никогда не будет, как прежде. Но всё-равно, не то же самое. Как приходить на место, где играл ребёнком. Было волшебство. Теперь нет его. И ты не понимаешь — почему. Место — то же. Видишь, как другие дети играют, и знаешь, что они видят, а ты — нет. Больше — нет. Странное такое чувство. И вот тут что-то похожее: идёшь с ним, смотришь место — знакомое, или нет, без разницы, в общем-то. И оно вдруг раскрывается перед тобой, как когда, допустим, ты к другу приходишь. Или когда, бывает, влюблён. А потом пришёл один, просто так — а там нет ничего. Хотя на самом деле нет чего-то с тобой, или в тебе. Чудно. И ещё страннее, что потом, в напечатанном, готовом виде, это вообще — какой-то другой мир.
— Можешь показать?
— Приезжай как-нибудь ко мне, покажу. У меня дома есть парочка отпечатков.
— Ну на телефоне.
— Через телефон оно не пролазит, не знаю, почему. Ещё одна загадка Вселенной.

И, главное, даже на себя смотреть странно. Я потому что с одной стороны — себя такой не знаю, и даже на любых других фотографиях это совсем какая-то другая я. И мама сказала: это не ты, и мне даже показалась, что она немножко испугалась. Но я смотрю на это и понимаю, что вот это такая я, какой я себя представляю как будто даже изнутри что ли, пока в зеркало и на свои фотографии не смотрю. Как раз то самое —- когда ты ребёнком чувствуешь, что вроде комбинация генов и воспитания своих родителей, и внешне похож; и всё же — сам по себе. Что-то всё-таки отдельное, и в то же время неотделимое от всего вокруг, когда кожа — это всего лишь граница, и не только твоя, но и мира по отношению к тебе. И внутри этого мира, на фотографии, кажется, что это можно было бы себе даже если не сфотографировать самому, то уж точно запросто представить. И даже если снять вопрос, почему ты этого никогда не делал, остаётся другая сторона — что он на самом деле существует. Оказывается. И это вот самая пронзительная вещь во всей этой истории — что оно, такое проявление реальности — где ты и пространство вокруг тебя, как описание нового фантастического мира — на самом деле существует. Незримое вдруг становится видимым и даже более того — запечатленным. Как, знаешь, мне в туалете аэропорта города Риги как-то сказали: выход-то здесь, да выйти непросто. Так и тут, по аналогии: вход-то есть, да поди пойми, как туда попасть… И через экран смартфона, паразит, пролазить отказывается. Показать не могу.

===========

Добавить комментарий

Войти с помощью: